Men's

Британские секс-вечеринки
20 Мая, 23:32 \
Наследие сексуальной революции 60-х привело к тому, что в Англии групповой секс за закрытыми дверями практикуют все слои населения

Эксклюзивный репортаж корреспондента Men’s Health UK Алекса Харриса.

Давние традиции закрытых клубов, тяга пресыщенной аристократии к развлечениям, наследие сексуальной революции 60-х — все это привело к тому, что в Англии групповой секс за закрытыми дверями практикуют все слои населения.

Королевская служба уголовного преследования даже выпустила определение: «Легальными являются только частные оргии, в которых участвуют добровольно согласившиеся взрослые люди. Если кому-либо платят за участие в оргии, это подпадает под закон о проституции».

Впрочем, это не мешает промоутерам зарабатывать на продаже билетов на такие вечеринки добровольцам-экспериментаторам...

«У тебя все ОК?»

Она смотрит на меня рассерженно пару секунд. Не-е-е, у меня далеко не все ОК. И то, что эта незнакомка беспрерывно поглаживает мои бедра, — первая из причин. Сейчас меня больше манит шведский стол на столах, чем в постели. И этот факт не остался незамеченным. Для этих людей я всего лишь еще один «транжира времени». Они не знают, что я журналист и что мне грозит психическая травма, так как я только что узнал новое значение фразы «хороший расклад». Как я вообще сюда попал?

Как любой среднестатистический мужчина в Британии, я пару раз задумывался о таинственной жизни, которая разворачивается и за занавесками сельских коттеджей, и за воротами богатых особняков в Лондоне. Жизни, в которой воплощаются фантазии, а трое не считаются толпой.

Мое поколение перестало считать сексуальные крайности таковыми. Я видел это в интернете («О ужас!» — сказала бы бабушка), читал об этом в паре книжек, я давно привык, что в мире это есть. Хотел бы я реально принять участие в оргии? Кто ж знает. Порноиндустрия и мнение других мужчин уже решили — я должен хотеть. Мой сексуальный опыт вполне зауряден. Хорошо погулял в студенческие годы, сделал много выводов из нескольких попыток долгосрочных отношений, а однажды меня даже привязали к кровати. Я люблю секс, но у меня нет навязчивых мыслей по его поводу (и голоса в голове не звучат пока). Я также люблю вечеринки. Так что совместить эти два занятия — наверное, вполне естественно.

Получив редакционное задание, я первым делом набрал в «Гугле»: «Групповой секс». Можешь себе представить, что было на первых десяти страницах результатов поиска. Однако, если покопаться, довольно быстро отыщешь и сообщества свингеров, и форумы фанатов группового секса. Вот, к примеру, объявление 47-летней хозяйки, устраивающей «любительскую» вечеринку. Минут десять я раздумываю о том, смог бы я заняться сексом с 47-летней. Еще десять минут прикидываю, смогу ли я заняться сексом с 47-летней в комнате, где полным-полно 47-летних.

В общем, для начала я решаюсь на почти беспроигрышный вариант: платная вечеринка, из тех, что регулярно проводят в арендованных клубах группы промоутеров.

pic

Я регистрируюсь на десятке сайтов, торгующих такими party. Чувствую себя неуютно. Мои анкеты кажутся мне слишком откровенными и правдивыми (за исключением профессии). Там все — от черт моего характера до размера члена. Выбирай не хочу. В целом я считаю, что у меня не было особых проблем с женским полом. Я не Казанова, но успех имею. Спустя неделю мой почтовый ящик все еще пуст, и я начинаю чувствовать себя обиженным.

Еще три дня — и ничего. Одинокие парни попадают на секс-вечеринки только в мире верблюдов, проходящих через иголки, и еще в раю. Магическое число — два, так что я прибегаю к последнему средству: обращаюсь к давней приятельнице с самым, наверное, нелепым предложением.

Тимбилдинг

«Ты это серьезно? — сказала она. — Ха! Конечно, черт побери, почему нет?» Я возношу хвалу богам секса, что знаком с женщиной, которая достаточно привлекательна, чтобы не страшно было послать ее фото организаторам вечеринки, и достаточно раскованна, чтобы согласиться со мной туда пойти.

Я меняю анкеты на сайтах — теперь я «привлекательная пара». Конечно, мы тут же получаем приглашение от промоутеров. В ходе довольно формальной переписки по электронной почте мы заполняем анкеты членов клуба — опыт работы, адреса, сексуальные предпочтения — и наконец получаем дату ближайшей вечеринки. По мере приближения этого дня главный вопрос мучает меня все сильнее. Мне нужен ответ — а что там делать-то?

Слава богу, редакция устраивает мне встречу с тренером по сексу Эллой Дьюк, которая консультирует свингеров (интересная работа у человека). Она уже много лет посещает подобные мероприятия. «Существует очень строгий этикет, — объясняет Дьюк. — Есть определенные правила в целях безопасности, и если ты их нарушаешь, тебя выгонят». Это успокаивает. «Нет — значит нет. На этих вечеринках никто ни на кого не давит, ни к чему не принуждает, типичная обстановка — красивый клуб, где собираются единомышленники… ты можешь «играть», можешь «не играть», все развлекаются».

Дубль первый

Дресс-код — «карнавал», так что я прибываю на квартиру своей подруги в шелковом плаще и маске (и потный от волнения). Час спустя, приняв немного на грудь для успокоения и напоминая сам себе Кристиана Бейла в «Американском психопате», я вылезаю из такси. Клуб плохо освещен снаружи и выглядит бедновато, что не слишком укрепляет мои расшатавшиеся нервы. Вышибалы у входа вполне дружелюбны — «конечно, сэр, мадам» — провожают нас по устланному ковром коридору. Мы предъявляем документы и оплаченный счет (100 фунтов стерлингов с пары, напитки и угощение включены).

Первый зал встречает полутьмой и уханьем басов. Тут есть бар, танцпол, толпятся люди со стаканами — как в любом клубе. Но потом мимо проходят две женщины, голые по пояс. Направляемся в другой зал, то и дело сталкиваясь в узком коридоре с довольно привлекательными барышнями разной степени оголенности, и страх начинает превращаться в возбуждение. Флирт глазами довольно прост. Но это не оргия, даже если я бросаю взгляды на многих.

Решительный шаг

Оказывается, за коридором не «другой зал», а помещение с диванами, креслами и коврами. По крайней мере 15 пар «развлекаются» друг с другом. Или с чьим-то другом. Или с чьей-то подругой. Или с обоими. Довольно необычно нырнуть с танцпола прямо в это месиво.

«Эти люди — эксгибиционисты, — говорил мне днем раньше психолог Винс Иган. — Они хотят показать свои тела, и им нравится, когда на них смотрят в то время, как они занимаются сексом». Спасибо, подготовил.

«Хватит пялиться! Хотя бы потрогай меня, мы стоим тут и выглядим идиотами», — ругается мне на ухо подруга.

Я это… Попозже, ладно?

pic

Я увлекаю ее в следующую, небольшую комнату, где подруга решает действовать самостоятельно. «Привет?» Эксцентричный мужчина, к которому она обращается, не может поверить своему счастью. Они углубляются в беседу, и мне остается только непринужденно болтать с незнакомыми людьми. Несколько минут спустя брюнетка, которая уже пару раз улыбалась мне, начинает целоваться с девушкой, сидящей с ней на одном стуле. «Ты здесь, чтобы поиграть?» — шепчет она мне, в то время как я бросаю взгляды на две пары за ее спиной, которые занимаются сексом в догги-стайле.

Когда брюнетка начинает гладить мою руку, я понимаю, что у всего этого есть только одно возможное продолжение. Через минут десять вполне невинной беседы она кладет руку на мой пах, расстегивает ремень и приступает к реализации этой единственной возможности.

Мое сознание слегка суетится. Когда я перевожу взгляд с женщины у моих бедер на людей, занимающихся сексом в метре от нас, в первые секунды не могу поверить в то, что включился во все это. Я не испуган, но у меня нет жажды стать частью этого клубка тел. И я никогда не был эксгибиционистом, но уже через минуту мне нравится, что эти люди рядом. Их выставленный на общее обозрение секс становится частью моего, хоть и довольно странной, противоречащей моим представлениям о том, что дозволено в обществе. Вот это реально острые ощущения.

Моя партнерша тянется к той девушке, что занимается по соседству сексом с бритым джентльменом. Я же при этом скандирую про себя всякую ересь: «Да, да, бери ее, она такая горячая… черт, он так близко ко мне, это так странно… но она все же такая горячая, это здорово». Пару минут спустя я уже занимаю место бритого джентльмена… а к тому моменту, как я покидаю вечеринку, пошатываясь и с галстуком в заднем кармане брюк, я уже не могу сдержать довольную ухмылку от чувства удовлетворения тем, что я смог раздвинуть границы своего восприятия. Да, я понимаю, почему к этому можно пристраститься…

Через пару часов я ожесточенно оттираю кожу под очень горячим душем. Последние пары алкоголя развеялись, и чувства начинают притупляться. Одна из девушек, с которыми у меня случился секс, была привлекательной, но я о ней ничего не знаю. Имя второй даже не расслышал. В процессе мне казалось, что все это — воплощение моих желаний, но теперь думаю, что поддался ощущению момента. Потрахался — и дальше что? Могу я хотя бы записать этих двух в список своих побед или это все равно что секс с проституткой?

Я уже готов променять все, что случилось в эти два часа, на одно мгновение глубокой интимной близости. Говорят, завсегдатаи таких вечеринок быстро теряют остроту ощущений и начинают раздвигать границы сексуального экстрима (доходя порой до удивительных перверсий). Но лично я предпочитаю нормальный секс с кем-то, кому потом можно перезвонить.

В глушь

Но задание есть задание, и я выбираю следующую цель: это любительская вечеринка свингеров. То есть, семейных пар, обменивающихся партнерами на частной основе, без промоутеров и клубов.

Эксперимента ради я зарегистрировался на соответствующем сайте в одиночку — и (удивительно!) почти сразу получил приглашение. Похоже, у свингеров проблемы с посещаемостью.

Правда, письмо пришло аж из Девоншира, это почти в 400 км западнее Лондона. И вот я в номере отеля, готовлюсь к предстоящему вечеру. Раньше у меня никогда не было проблем с эрекцией, но сейчас я выпиваю одну голубую таблетку с доброй порцией виски. Боюсь, что заранее настроен негативно к сексу с семейными людьми в провинции.

Когда хозяйка вечеринки распахивает дверь, мое сердце падает на пол. Она моментально узнала меня по фотографиям. А сама она на фото выглядела немного стройнее. И намного моложе. Она — брюнетка с вьющимися волосами, которые ее доброжелательные друзья описали бы как «локоны». Ее глаза ощупывают меня со смесью скептицизма и возбуждения. Спокойно, говорю себе, я здесь по делу. Мне всего лишь нужно разобраться, чем это местечковое общество секспериментаторов отличается от эксгибиционистов Лондона.

Здесь тоже организован странный предварительный этап первичного общения, но в домашней обстановке все это выглядит как вечеринка в честь дня рождения. Мне предлагают выпить, я разглядываю съестное в буфете. И честно говоря, я бы лучше занялся сексом во-о-он с теми слоеными пирожками, чем с кем-то из присутствующих. Почему никто не объяснил этим людям, что при проблемах с весом самый сексуальный наряд — не обтягивающая мини-юбка, а паранджа?

Меня буквально тошнит. Психотренеры объясняли мне перед этой командировкой, что «многие из пар, участвующих в оргиях, решились на такой шаг в попытке сохранить отношения». Но меня это не убеждает. Все это далеко не похоже на воплощение сексуальных фантазий, хотя участники выглядят довольными. Многие здесь действительно приходят парами, но не каждый затем, чтобы поиметь кого-то еще. Кто-то просто любит смотреть, как его жена занимается сексом с кем-то еще. И возбуждает, и под присмотром вроде. Я, конечно, посторонний и не имею особого права судить, но мне кажется, что в таком подходе есть что-то порочное. Предыдущая вечеринка была прибежищем для тех, кто желает получить больше удовольствия, чем позволяют рамки принятого в обществе. А здесь люди тащат на всеобщее обозрение свое самое интимное. Это выглядит довольно абсурдно. Мысль о том, что я всего лишь сексуальная игрушка для разнообразия чьей-то неудачной сексуальной жизни, отвратна.

Я изо всех сил стараюсь быть приветливым, но мой дискомфорт буквально осязаем. Да, именно в этот момент я и слышу вопрос: «У тебя все ОК?» — с которого начал статью. Пытаюсь объяснить, что для меня здесь все в новинку. Чудеса фармацевтики и поглаживание моей ноги имеют видимый эффект, но, к сожалению, виагры для ума пока не придумали, а я абсолютно уверен, что не смогу заниматься сексом с кем-либо из присутствующих. Я бросаюсь к выходу, оставив куртку на поле боя. Ужасного, кошмарного секс-сражения.

Я стремительно шагаю по незнакомой улице с эрекцией, которая вовсе не отражает мое настроение. Кляня неуместный сейчас детородный орган, я сажусь на кстати подвернувшийся парапет и возношу хвалу Господу за то, что записал в телефон номера нескольких местных служб такси.

Спустя три дня, когда шок и действие виагры остались в прошлом, я обратился к профессионалу за анализом пережитого. «Ты пережил своего рода сексуальное насилие, — говорит мне психотерапевт и сексолог Виктория Эпплярд, когда я спрашиваю о причинах своей негативной реакции на поглаживание ноги. — Точно так же чувствуют себя женщины, когда к ним пристают в клубах. Это нарушение интимного пространства». Звучит логично, но в моем случае я сам напросился.

pic

Высокий класс

Несмотря на неприятные воспоминания о событиях в Девоншире, я еще не готов завершить задание. Редактор не позволяет. Теперь он бубнит, что меня должны привлекать вечеринки гедонистов высшего света. Оставив эмоции в стороне и приняв немного спиртного, я наверняка смогу узнать больше — бубнит он. Эта попытка может оказаться лучшей из трех, так что я решаюсь. Любопытно побывать в антураже фильма «С широко закрытыми глазами».

Чтобы было понятно: за вход здесь не платят. Некто таинственный устраивает party для друзей и друзей друзей, а деньги его не интересуют — деньги есть. Мобилизовав все свои связи (и фотографию своей обаятельной 177-сантиметровой подруги), я получаю приглашение. Адрес, как это принято, мне сообщают только в день самого события. Таинственность разжигает, и к моменту, когда мы с подругой и парой наших поручителей прибываем к потрясающему особняку в лондонском районе Мэйфэр, я весь на взводе. Легко понять, почему Элла Дьюк описывает это как «оргии для творческой элиты». Участники не просто хорошо выглядят, от них так и веет успешностью.

Долго искать мне не приходится, я быстро отмечаю девушку, которая мне нравится. Может, дело в ее прекрасных светлых волосах, а может, в подчеркивающем формы корсете. Она улыбается, и я понимаю, что она мне просто нравится, предстоящая оргия тут ни при чем. Мне хочется уйти с ней отсюда, посидеть где-нибудь вдвоем, познакомиться поближе. Задумавшись, что здесь делает такая симпатичная девушка, я слышу у себя в голове голос психолога: «Люди в пограничных состояниях изменений личности более склонны к рискованному сексу». Когда она уходит в другую комнату с одним из мужчин, я чувствую себя идиотом, влюбившимся в стриптизершу.

И все-таки мне ужасно повезло со спутницей. Благодаря ей через полчаса после прихода мы уже беседуем с двумя другими парами о наших (мнимых) отношениях. Хотя на одной из участвующих в разговоре лишь нижнее белье, я больше расположен к другой — одетой, изящной и симпатичной брюнетке. Когда я узнаю, что ее спутник на самом деле тоже случайный знакомый, нуждавшийся в «женском пропуске», я начинаю свою лучшую «игру». Не прошло и часа, как мы перемещаемся в тускло освещенную комнату вдалеке от большинства присутствующих, где я снимаю с нее платье. Мы в комнате не одни, но секс получается гораздо более интимным, чем на первой вечеринке, и гораздо более сексом, чем на второй.

На следующее утро

«Только не мастурбируй на свои воспоминания, — советует мне через несколько дней терапевт Виктория Эпплярд. — Когда ты начинаешь ассоциировать сексуальное удовольствие с этим опытом, вырабатывается привычка». На оргии можно хорошо повеселиться, но ты должен суметь дистанцироваться эмоционально, а это гораздо сложнее, чем тебе может показаться.

Я ринулся на это задание с верой в то, что мои эмоции так же глубоки, как водоемы в Сахаре. У меня и раньше были поверхностные отношения с женщинами, но опыт участия в оргиях дал мне понять, что для полноценного удовольствия от секса мне требуется не только физическая связь. Я ничего не могу сказать о мыслях и чувствах других участников оргий, на которых я побывал, но в общем скажу, что умение полностью отделять эмоции от секса здесь является обязательным. Распутная часть меня, конечно, получала удовольствие, но мои чувства не изменились. Мне нужно большее от сексуальных отношений, и насколько бы это ни было удивительно, я считаю, что если это не делает меня лучше, то хотя бы отличает от тех людей, с которыми я там встретился и занимался сексом.

Источник: www.mhealth.ru.

ПечатьОтправить другу (email)
Рейтинг:
Комментарии
Пока ещё не было комментариев.
 
Наши новостные каналы Что такое RSS?
Подписаться на статьи  
Самое популярное